Триумф безволия




Помните, когда принимался закон, запрещающий усыновление в Америку, в ответ на протесты, в ответ на марш, называвший их подлецами, депутаты Госдумы пообещали принять новый закон о сиротах? Упростить усыновление, укрепить права, наладить, углубить… помните?

Ну, и вот он, этот закон №167, полюбуйтесь! Упростили, нечего сказать. Укрепили права.

Тогда в разгар сиротских страстей подруга моя Александра Волгина, ВИЧ+ активистка и мама чудесной девочки, сказала мне: «Если они американцам усыновление запретили, может, хоть нам разрешат? Потому что кто же будет усыновлять детей с ВИЧ? А мы бы усыновили».

Я даже поучаствовал тогда немножко в попытках сообщества людей, живущих с ВИЧ, объяснить государству, что людям, живущим с ВИЧ, надо разрешить усыновление. Писал, писал… Писал про мужчину, который не может удочерить дочку жены от первого брака, несмотря на то что девочка любит его как отца и зовет папой. Писал про женщину, которая в качестве волонтера много лет посещает детский дом для детей ВИЧ+, но не может забрать никого из детишек, потому что у нее ВИЧ. Писал, что запрет на усыновление для людей с ВИЧ — мера архаическая и глупо запрещать усыновление людям, у которых на антиретровирусных таблетках вирусная нагрузка — ноль. То есть нету вируса. Писал, что глупо вообще что бы то ни было запрещать людям ВИЧ+ в стране, где таких людей только официально миллион, а неофициально — двадцатая часть страны, а среди людей в продуктивном возрасте — сколько? — десятина? Писал, что лечить надо, чтобы остановить эпидемию, а не запрещать!

Примерно все то же самое подруга моя Саша с товарищами объясняла в министерских и депутатских кабинетах. И вот дообъяснялись!

В только что принятом законе №167 не только подтвержден, но и ужесточен запрет на усыновления для людей, живущих с ВИЧ. Теперь не только ВИЧ+ людям запрещено усыновлять, но и здоровым запрещено, если у них в семье есть кто-нибудь ВИЧ-положительный. Если вы мегаальтруист, усыновили ребенка с ВИЧ и теперь хотите усыновить еще ребенка с ДЦП — нельзя. Если усыновили ребенка с ВИЧ и теперь хотите усыновить его родного брата — нельзя. Если у вас в квартире прописан родственник с ВИЧ, если даже не живет фактически — все равно нельзя. Множество примеров, демонстрирующих абсурдность этих мер, привела Светлана Рейтер в очень толковой статье на «Ленте.ру».

А я подумал: они что там, совсем с ума сошли в Государственной думе? У них там совсем мозгов нет? Или они злонамеренные мерзавцы, только и думающие, как бы извести свой народ, особенно детей?

Но мне трудно думать о людях совсем плохо, даже о членах партии «Единая Россия». И я вот что подумал. Они, депутаты и министерские чиновники, очень плохо представляют себе детей, про которых пишут законы. Они, депутаты и чиновники, представляют себе этих детей в основном здоровыми. А эти дети в основном больны.

В разгар первых антисиротских страстей Александр Проханов в эфире «Эха Москвы» предложил выстроить для сирот систему кадетских корпусов. А я слушал и думал, что Александр Андреевич совсем себе этих детей не представляет. Кого в кадетские корпуса? Даунят? ДЦПят? Лежачих с позвоночными грыжами? Их пять тысяч, если что. Плюсиков (так называются дети ВИЧ+ на нашем жаргоне)? Хрустальных? Бабочек? Даже в обычной школе-интернате, даже на мой неврачебный взгляд редко встретишь вполне здорового ребенка.

И вот полагаю, что депутаты и чиновники точно так же себе сирот не представляют, как не представляет их себе Александр Проханов. Депутаты принимают законы так, как если бы у них был полк здоровых и счастливых детишек, которых надо раздать в здоровые и счастливые семьи. Тогда логичны запреты усыновлять американцам и людям, живущим с ВИЧ.

Но на самом деле сирот — армия, десять дивизий по официальной статистике, 120 тысяч человек. И в общем они больны.

Я не верю в злонамеренность депутатов. Я верю в их безволие. Они зажмуриваются и принимают законы для страны олимпиад и спартакиад, которую выдумали. Потому что страшно принимать законы для страны, которая есть на самом деле.

Валерий Панюшкин

источник
Scroll to Top